меню поиск email
№3, март 2017 - Деловой разговор

459 проектов. Все уникальны

Алексей Никитин – об итогах первой пятилетки модернизации

Совет директоров РусГидро в декабре 2011 года утвердил Программу комплексной модернизации. Об итогах первой пятилетки, эффекте масштаба и о дальнейшей реализации программы «Вестнику» рассказал заместитель главного инженера, директор департамента модернизации оборудования ПАО «РусГидро» Алексей Никитин.

– Алексей Валерьевич, вернемся на пять лет назад. Не было ли тогда ощущения, что ПКМ – это попытка объять необъятное?

– Не было. Производственный блок компании – ключевой участник в разработке программы, и мы готовы ее реализовывать. Конечно, не обошлось без некоторых опасений с учетом масштабов и сложности проектов. Но трудности мы предвидели и, как мне кажется, успешно их преодолеваем.

– Как вы оцениваете итоги ПКМ за пять лет?

– В целом положительно, особенно с учетом текущей динамики обновления производственных объектов компании. Начиная реализацию столь масштабной и длительной программы, мы ставили перед собой задачу переломить тенденцию старения оборудования, возникшую в результате недофинансирования работ по техническому вооружению и реконструкции в 1990-х и начале 2000-х годов. В рамках программы предусмотрена замена 55% турбин, 42% генераторов, 61% трансформаторов от общего парка РусГидро. Новые турбины и генераторы спроектированы и изготовлены в соответствии с современным уровнем энергетического машиностроения, имеют более высокий КПД, увеличенный срок службы, требуют значительно меньших затрат на ремонты, более надежны и безопасны. ПКМ реализуется во всех филиалах компании. За прошедшую пятилетку было модернизировано 68 гидротурбин, из них полностью заменено 39; модернизировано 57 гидрогенераторов, из них полностью заменено 23; проведена модернизация 51 единицы трансформаторного оборудования, из них полностью заменен 41 трансформатор; реконструировано и модернизировано свыше 6000 единиц электро­технического и вспомогательного обору­дования.

– На сколько в итоге возросла общая мощность ГЭС компании?

– На 267 МВт, что вполне сопоставимо с вводом новой станции, например Миатлинской ГЭС Дагестанского филиала.

ЭФФЕКТ МАСШТАБА

– Только ли количеством модернизированного оборудования исчисляется эффект ПКМ?

– На самом деле для компании он гораздо шире. В рамках реализации программы обеспечен работой наш научно-проектный комплекс, а это три проектных института и два научно-исследовательских. Все они загружены заказами по разработке проектной документации для реализации этапов ПКМ, а также заказами по обследованию оборудования и сооружений ГЭС и анализу их состояния. Благодаря ПКМ развиваются компетенции ­сотрудников наших ремонтных «дочек» – ОАО «Гидро­ремонт-ВКК» и ООО «Монтаж­энерго». И не только с точки зрения опыта по выполнению строительно-монтажных работ, но и как организаций, способных управлять крупными проектами. Дочерние предприятия непосредственно участвуют в реализации программы практически на всех филиалах РусГидро. Например, Гидроремонт-ВКК – генеральный подрядчик 39 идущих в настоящее время проектов и субподрядчик практически во всех крупных проектах, реализуемых нашими ключевыми контрагентами.

Особенно хочется отметить повышение управленческого опыта сотрудников компании. Нужно понимать, что, когда разрабатывалась ПКМ, у технических специалистов не было значительного опыта в реализации крупномасштабных проектов. А на сегодня в рамках реализации ПКМ удалось не только запустить крупномасштабные проекты, но и реализовать их эффективное сопровождение с помощью методологии проектного управления. Сотрудники компании получили за это время значительный опыт и компетенции менеджеров крупных проектов в области технического перевооружения и реконструкции гидро­энергетического оборудования.

– В РусГидро интегрировалось РАО ЭС Востока. Будут ли его объекты включены в ПКМ?

– На самом деле с РАО ЭС Востока производственный блок РусГидро контактирует достаточно давно, в том числе и по поводу планирования производственных программ. Еще в 2012 году при участии наших специалистов дальневосточная «дочка» разработала собственную программу комплексной модернизации. Но поскольку финансирование холдинга ограниченно, из нее был выделен отдельный блок, который включает в себя мероприятия, позволяющие закрыть наиболее критичные проблемы на объектах ДВ. Сейчас РАО ЭС Востока реализует именно эту программу. Объединение программ модернизации РусГидро и РАО в ближайшее время не планируется. Это связано с тем, что сейчас идет работа по унификации методик по оценке и прогнозу состояния оборудования, а также информационных систем, используемых при планировании.

– Самое старое оборудование РусГидро – на Северо-Осетинском филиале, где до сих пор на оригинальных гидроагрегатах вот уже более 80 лет работает Гизельдонская ГЭС. Какие работы по ПКМ планируется начать там и когда?

– В этом году на Гизельдонской ГЭС стартуют работы по устройству водоотвода на оползневом участке склона левого берега головного узла станции. В 2018-м планируем начать закупку электро­технического оборудования и силовых трансформаторов в рамках реконструкции ОРУ 110 кВ. Что касается замены силового оборудования, то тут самая возрастная ГЭС филиала не на первом месте. Наибольшую выработку в филиале дает Эзминская ГЭС, и именно с нее в 2018-м мы начнем замену гидроагрегатов. Аналогичный проект на Гизельдонской ГЭС запланирован на 2025 год. Но если у компании появятся дополнительные средства, которые можно будет инвестировать в этот проект, то начнем замену гидроагрегатов раньше.

СТАВКА НА СВОИХ

– Как повлияла на ПКМ задача по импортозамещению?

– Практически никак с точки зрения влияния на сдерживание темпов реализации. Разрабатывая программу, мы не ставили перед собой цель оснащать наши объекты исключительно импортным оборудованием. К счастью, российский машиностроительный комплекс готов удовлетворить наши потребности в основном оборудовании практически в полном объеме. И в рамках закупочных процедур мы никогда не указываем конкретного производителя, а только параметры оборудования, которое хотим получить. Если зарубежный контрагент предлагает цену ниже, чем остальные участники закупки, то выбираем его. Другое дело, что курс основных валют за последние два года сильно изменился, и иностранным партнерам трудно предлагать адекватные цены.

В компании также принята дорожная карта по снижению доли закупаемого импортного оборудования, цель которой – снизить долю ­импорта в закупках к 2020 году до 12% от общего объема.

– В какой стадии сейчас находится комплексная модернизация станций Каскада Кубанских ГЭС? Изначально проект планировалось реализовать в партнерстве с Alstom. Концерн остается в деле или РусГидро придется переключиться на отечественных поставщиков оборудования?

– Недавно активы Alstom при­обрел американский концерн General Еlectric, весь последний год мы общались с его представителями. Договориться до приемлемого ценового предложения по стоимости оборудования и работ нам не удалось. В итоге наши компании приняли решение прекратить сотрудничество в рамках этого проекта. Но это вовсе не означает, что мы поставили крест на модернизации кубанских станций. В этом году начнутся работы по реконструкции распред­устройств шести ГЭС каскада. Они включают в себя большой комплекс строительных работ по возведению зданий КРУЭ и работ по монтажу и наладке поставленного оборудования.

Начнется замена силовых трансформаторов на четырех ГЭС. При этом будет устанавливаться оборудование производства компании Alstom, которое мы получили ранее. Для дальнейшей реализации ПКМ каскада начнем искать новых изготовителей оборудования и подрядчиков для выполнения строительно-монтажных работ, которых определим в ходе конкурсных процедур. Так что проект не остановился, он продолжается.



ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ

– Для вас лично из завершенных на сегодня проектов ПКМ какой стал вызовом и проверкой на прочность?

– В этом году на стадии реализации у нас находится 459 проектов, в 2016-м их было 424! И каждый уникален. Так что выделить самый сложный или самый ответственный трудно. Для каждой станции компании реализуемые проекты ПКМ важны – это ее будущее.

Что касается масштабности ­работ, взаимоотношений с подрядчиками, достаточно сложным у нас является проект замены гидротурбин Саратовской ГЭС, реализуемый с австрийским концерном Voith Hydro. Участие иностранного контрагента – это практически всегда риски, связанные с доставкой оборудования, таможенными процедурами, различными подходами при принятии решений. Непростые проекты на Жигулевской, Волжской, Воткинской, Новосибирской, Чебоксарской ГЭС, где выполняется не только замена основного генерирующего и электротехнического оборудования, но и связанные проекты по замене или реконструкции гидромеханического оборудования и вспомогательных систем станции. Словом, на каждой из наших станций могу отметить по уникальному проекту.

Впереди стоят не менее сложные задачи. Например, ПКМ станций Дагестанского филиала, Зейской, Нижегородской ГЭС, где планируется масштабная замена гидротурбин, трансформаторного оборудования и реконструкция гидротехнических сооружений. Что касается Дагестанского филиа­ла, то тут дополнительные сложности налагает территориальная распределенность объектов, горная местность. В случае с Зейской станцией – ее удаленность, климатические особенности, отсутствие достаточного количества местных квалифицированных подрядных организаций. При таких вводных планирование и управление проектом всегда очень сложны. Так что простых проектов у нас нет. К каждому мы подходим индиви­дуально.

– В общем, получился вопрос из серии «кого из своих детей вы больше любите?»

– Люблю всех (смеется). На каком-то этапе один проект требует внимания больше, другой – меньше, но все одинаково дороги.

– А ведь уже есть и такие, кого вы выпустили в самостоятельную жизнь…

– Да. Полностью завершилась ПКМ Камской ГЭС, сложный проект по реконструкции распред­устройства Воткинской станции со строительством КРУЭ 500 кВ. Его генеральным подрядчиком была испанская компания Iberdrola, строительные работы выполнял Гидроремонт-ВКК. Есть чем гордиться.

– Вот вы говорите, что проект ­Воткинской ГЭС был очень сложным. А со стороны казалось, что он завершился очень быстро, что все прошло как по маслу.

– Это если смотреть со стороны. А на самом деле сложностей была масса – непростые взаимоотношения с генеральным подрядчиком, длительный подготовительный этап, сжатые сроки изготовления оборудования, доставка его на станцию в течение короткого времени с отслеживанием каждой единицы автотранспорта (а их было несколько десятков), мобилизация ресурсов наиболее квалифицированных строительных и монтажных организаций отрасли. В этом проекте наш Гидро­ремонт проявил себя в части организации и культуры производства на одном уровне с евро­пейскими компаниями. Требования, которые предъявляет иностранный контрагент к нашим «дочкам», значительно повышают компетенции персонала. Это, кстати, чувствуется и на Саратовской ГЭС.

 
PROFILE

Родился: 22 мая 1975 года в городе Балаково Саратовской области.
Учился: Саратовский государственный технический университет, специальность – «инженер-строитель»; Поволжская академия государственной службы, специальность – «менеджер-экономист».

Работал: трудовую деятельность начал в 1998 году мастером участка общестроительных работ ОАО «СаратовГЭСстрой». В 2002 году пришел на Саратовскую ГЭС, где возглавил отдел подготовки и сопровождения ремонтов, технического перевооружения и реконструкции. С 2005 года работает в исполнительном аппарате РусГидро, где прошел путь от ведущего эксперта до заместителя главного инженера, директора департамента модернизации оборудования.

Награжден: благодарность Министерства энергетики РФ за заслуги в области развития топливно-энергетического комплекса; почетная грамота Общероссийского отраслевого объединения работодателей электроэнергетики за заслуги в области развития электроэнергетики.


Беседовал Иван Кузнецов

Теги: #Интервью