меню поиск email
№3, март 2017 - Дата

Год рождения: 1917

Как началась история Ленгидропроекта

Строительство первенца плана ГОЭЛРО Волховской ГЭС в марте 1926 года.
Решение о создании партии по исследованию водных сил Севера было принято на заседании Комитета внутренних водных путей Министерства путей сообщения 5 марта 1917 года. И хотя исторически сложилось, что день рождения Ленгидропроекта празднуют в апреле, эта дата, по сути, стала отправной точкой истории легендарной проектировочной организации.

ВОЕННО-СРОЧНАЯ ЭЛЕКТРИФИКАЦИЯ

С учетом политических и экономических реалий того времени можно сказать, что партия родилась вопреки всему. Страну терзали революция и топливный кризис, денег в казне катастрофически не хватало. Разрешить кризис могла бы ­«военно-срочная электрификация». И тогда было принято решение создать изыскательскую партию для оценки водного потенциала северных рек. Инженер Иван Вовкушевский был назначен начальником партии с окладом 500 рублей в месяц «ввиду тяжелых условий работы в отдаленной местности». Целью исследования стало «определение количества водной энергии рек Севера и степени возможности утилизации ее для технических целей». Предстояло сделать топографическую съемку рек Колы, Нивы, Колвицы (на Кольском полу­острове), а также участков реки Туломы (у Падуна) и пограничной Паз-реки возле Борисоглебского падуна. В Карелии планировались изыскания реки Кеми в ее нижнем течении, а также участка реки Ковды в районе перешейка Ковдовера – Княжья Губа – Белое море (район современной Княжегубской ГЭС).

Из-за широкого географического разброса исследований партию разделили на три изыскательских отряда. Первый, отвечавший за работы на реках Паз, Верхняя Тулома и Кола, возглавил старший техник А. Ф. Шереметьев. Руководителем второго отряда, занимавшегося исследованием рек Нива, Колвица и участка реки Ковды, был старший техник В. Д. Симов, ранее участвовавший в разработке проекта вод­ного пути, соединяющего Каму с Иртышом. Начальником третьего отряда, выполнявшего роль своего рода мобильного резерва, стал инженер С. В. Григорьев.

В НОВОМ СТАТУСЕ

Будущие полевые работы предстоя­ло вести в необжитых районах Кольского полуострова и Карелии, на порожистых реках с быстрым течением, крутыми, сплошь поросшими лесом берегами. Лето 1917-го партия провела на реках Кольского полуострова, затем обосновалась в Тихвине. Ее сотрудники не спешили вновь оказаться в бурлящем Петрограде. Распустив сезонных рабочих, Вовкушевский и оставшиеся с ним инженеры и техники сняли жилье, получили вагон-­теплушку и даже постарались перевезти в Тихвин своих близких.

До середины марта 1918 года партия продолжала подчиняться Управлению внутренних водных путей Наркомата путей сообщения, затем – отделу водных сообщений Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). С формальной точки зрения это повысило ее статус, поскольку новое ведомство отвечало за проекты стратегического характера. Если бы не одно но: у ВСНХ элементарно не хватало денег, в экономике страны был полный развал. В этих условиях нацеленные на перспективу гидро­энергетические проекты никак не могли помочь решению наиболее острых задач, вызванных топливным кризисом. Водные ресурсы еще предстояло изучить, освоить и приручить, пока же приходилось пользоваться традиционными энергоносителями, которых катастрофически не хватало.

В марте 1918 года в связи с угрозой захвата Петрограда немцами большевистское правительство переехало в Москву. Подписанный вскоре Брестский мир мало облегчил положение, поскольку мировая война плавно переросла в гражданскую. При этом наиболее богатые энергоресурсами регионы – Кавказ, Донбасс, Сибирь, Кольский полу­остров – оказались под контролем противников большевиков либо в непосредственной близости от зоны боевых действий. Идея проведения исследований в таких условиях если не теряла актуальность, то во всяком случае столкнулась с дополнительными препятствиями организационного плана.

Тем не менее эти исследования имели большую перспективу, поскольку опытно-практическим путем определялись методики топографо-геодезических работ с учетом возможности последующего строительства ГЭС, закладывались основные положения и требования новых технических инструкций. К тому же сохранение партии позволило сберечь костяк ее инженерных кадров. Пересидев тревожную зиму 1917–1918 годов в Тихвине, Вовкушевский и его сотрудники с апреля начали переезжать в Петроград и даже смогли частично получить задержанные им оклады и дополнительные выплаты.

До конца 1918 года сотрудникам партии удалось выполнить основные пункты программы начального этапа исследований. Группа Шереметьева провела исследования на реках Паз, Тулома (частично) и Кола (участок 45 км); группа Симова – на реках Колвица, Нива (35-километровый участок от озера Имандра до устья реки Кандалакша) и на Ковде (частично); группа Григорьева – на реке Кемь (55-километровый участок). Однако в конце этого же года исследования оказались заморожены. Зато вступил в стадию практической реализации проект Волховской ГЭС, в строительстве которой сотрудники партии примут самое непосредственное участие.

ПЕРВАЯ ПОБЕДА

Проект возведения ГЭС на Волховских порогах, отвергнутый в свое время царскими бюрократическими структурами, вновь подняли из-за топливного кризиса в Петрограде. Временное правительство 1 мая 1917 года, через месяц после создания партии по исследованию водных сил Севера, приняло решение о выделении 1,5 млн рублей на строительство Волховской ГЭС. Этих средств хватило на закупку первичного оборудования, прокладку дороги к месту работ и возведение трех складов. Однако после октября 1917 года финансирование прекратилось, работы замерли. Тем не менее инженер Генрих Графтио заручился поддержкой председателя Совнаркома, и 18 марта 1918 года на заседании электротехнического отдела и Комитета хозяйственной политики ВСНХ Ленин сделал в своем блокноте запись: «Волхов строить». Получив 17 млн рублей, Графтио до конца 1918 года занимался закупкой недостающего оборудования, наймом рабочих, строительством бараков и необходимой инфраструктуры.

«Возведение гидроэлектростанции началось в тяжелое время, в грозу и бурю», – писал Генрих Осипович в своих воспоминаниях. Финансирование растворялось инфляцией. Рабочие из местных жителей разбегались и занимались откровенным вредительством, а инженеры заявляли, что в таких условиях не могут брать на себя никакой ответственности. В 1919 году стройку приостановили, затем снова возобновили. В 1920-м опять закрыли и прислали «гроб-комиссию». Но ее члены, оценив сделанное, приняли едино­гласное решение: «Волховстрой открыть».

В конце Гражданской войны полным ходом шло составление Государственного плана электрификации России (ГОЭЛРО). Перед страной вставали новые задачи, связанные не просто с восстановлением экономики, но и приданием ей нового импульса. В решении этих задач инженерным кадрам, которые сосредоточились в партии по исследованию водных сил Севера России, было суждено сыграть роль поистине выдающуюся. А детище работавшего с ними в тесной связке Генриха Графтио – Волховская ГЭС – стало ориентиром при реализации других, еще более масштабных гидроэнергетических проектов.

Дмитрий Митюрин

Теги: #Страницы истории