меню поиск email
№7, ноябрь 2016 - Деловой разговор

Инженер, который поет

Казбек Зангиев пришел на Терский каскад ГЭС (ныне Северо-Осетинский филиал РусГидро) в далеком 1979 году. До этого сменил несколько мест работы и сфер деятельности, но, по собственному признанию, «все было не то». Именно здесь, на каскаде, он нашел свое призвание. О прошлом, настоящем и будущем старейших гидростанций страны он побеседовал с корреспондентом «Вестника РусГидро».

«ХОЧУ БЫТЬ ЭЛЕКТРИКОМ»

– Казбек Захарович, свой путь в Северо-Осетинском филиале, а точнее на Терском каскаде ГЭС, вы начинали 35 лет назад с самой рядовой должности. Расскажите, пожалуйста, как получилось, что вы стали гидроэнергетиком?

– С детства я увлекался техникой, а любимым предметом в школе была физика, особенно раздел «Электротехника». Впоследствии стал активно посещать радиокружок в Доме пионеров, это потом мне в жизни пригодилось. Так что к окончанию школы твердо решил: выберу специальность, связанную с электротехникой. Поступил в Горский сельскохозяйственный институт, на факультет, который готовил инженеров-­энергетиков для сельского хозяйства. После защиты диплома попал по распределению в колхоз им. Ленина Ардонского района. Довольно быстро понял, что это совсем не та работа, о которой мечтал. Нужно было что-то менять. Перемены, впрочем, нашли меня сами – в лице военкомата. После армии в колхоз не вернулся.

– Электрики всегда и везде специалисты востребованные. Наверное, устроиться на работу по специальности было ­несложно?

– Да, выбор был. Сначала пошел работать на завод наладчиком электрооборудования. Через некоторое время перешел на преподавательскую работу в Горно-металлургический техникум. С одной стороны, преподавать мне очень нравилось, с другой – заела бюрократия: бесконечные планы, отчеты, совещания… Какое-то время еще продержался на чистом энтузиазме. Но тут опять вмешалась судьба – в лице начальника электротехнической лаборатории Терского каскада ГЭС Игоря Бровкина. Он пригласил меня на работу – требовались молодые специалисты.

– Помните свою первую встречу с гидростанциями?

– Конечно! Дзауджикауская ГЭС стала первым крупным энергопредприятием, которое мне довелось увидеть. Сразу понял: здесь можно стать настоящим специалистом! Начинал мастером электротехнической лаборатории. Тут же мне дали персональную задачу. Работа оказалась настолько интересной, что первое время мне казалось, что я, как в школьные годы, снова хожу в любимый радиокружок и при этом еще получаю зарплату. 

– С тех пор много в Тереке воды утекло, а у вас по-прежнему горят глаза, когда вы о работе рассказываете…

– Ни разу не пожалел о том, что остался на каскаде. 

– Ключевое слово в нашей беседе – «интересно». А в чем именно был этот интерес?

– Вот, казалось бы, парадокс: таких возможностей, как сейчас, у нас в те годы не было. Это теперь к ремонтам, реконструкции мы привлекаем крупные НИИ, специа­лизированные подрядные организации. А тогда все работы выполнялись так называемым хозспособом – проще говоря, своими руками. В основном усовершенствования базировались на собственных идеях и рацпредложениях.

ОСОБЕНООСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ

– Что представляло собой предприятие? 

– В состав Терского каскада входили четыре станции: Эзминская, Дзауджикауская, Гизельдонская и Беканская. Все они уже давным-давно отработали все нормативные сроки. Дзауджикаускую ГЭС строили немецкие военнопленные. Не было ни проектных, ни исполнительных схем. А схемы, с которыми мы работали, были разработаны на основе все тех же рацпредложений. Турбинное оборудование, гидротехнические сооружения давно устарели и физически, и морально. Каскад являлся подразделением «Севкавказэнерго». Рыночной экономики не было, не было такого жесткого диспетчерского графика. Станции вырабатывали столько электроэнергии, сколько было воды – ни больше и ни меньше. 

– Сегодня в филиале семь станций, и все они, кроме головной Зарамагской и Кора-Урсдонской ГЭС, ветераны отрасли. В чем особенности их эксплуатации? 

– У каждой станции свои особенности, но всех их объединяет то, что это деривационные высоконапорные ГЭС, расположенные по всей территории Северной Осетии. Добраться до некоторых порой очень тяжело. Плюс, конечно, возраст: Гизельдонской ГЭС – 82 года, Эзминской – 62, Павлодольской – более полувека. На Павлодольской ГЭС, до ее вхождения в состав филиала, ни разу не было капремонтов основного оборудования. В прошлом году мы провели капремонт первого агрегата, сейчас ремонтируем второй. Поддержание работоспособности таких объектов, безусловное соблюдение норм безопасности требуют очень больших усилий. 

Вторая серьезная проблема – удаленность ГЭС от центра республики. Персонал станций работает в полуавтономном режиме. К примеру, путь до Павлодольской ГЭС от владикавказского офиса занимает в среднем 3 часа, на головной Зарамагской ГЭС персонал работает вахтами по трое суток – она находится в 90 км от Владикавказа, причем дорога очень сложная: летом здесь сходят сели, зимой – снежные обвалы. Сложно найти желающих работать на столь отдаленных объектах из числа местных жителей. 

– Какая станция в плане эксплуатации самая сложная?

– Гизельдонская ГЭС, построенная по плану ГОЭЛРО в далеком 1934 году, самая высоконапорная гидростанция страны. Напор – 312 м, с такой высоты вода подается в деривацию. Все гидромеханическое оборудование здесь в основном из чугуна, а это материал очень хрупкий, приходится часто менять вышедшие из строя элементы на стальные. И тем не менее все наши возрастные ГЭС сегодня работают надежно и безопасно. 

НАЧАЛИ С ГОЛОВНЫХ

– Началась столь долгожданная комплексная модернизация североосетинских ­гидростанций. Какие работы уже выполняются?

– За последние пять лет в рамках ПКМ мы поменяли системы возбуждения гидроагрегатов на Эзминской, Гизельдонской, Дзауджикауской и Беканской ГЭС. На Павлодольской станции выполнили замену рабочего колеса первого гидроагрегата. В результате его мощность выросла на 30%. 

В настоящее время все работы в рамках реконструкции связаны с головными сооружениями. На Эзминской и Гизельдонской ГЭС мы восстановили первоначальные проектные объемы бассейнов суточного регулирования. Это позволило станциям с января этого года работать в пиковом режиме, что приносит компании дополнительную прибыль. Завершено строительство канала в обход головных сооружений Эзминской ГЭС с устройством дополнительного отстойника. Благодаря этому мы можем, не останавливая станцию, выполнять реконструкцию основных гидросооружений. Важность этого проекта состоит в том, что до реконструкции длина отстойника составляла 50 м, а теперь 90. Это означает, что в деривацию будет поступать более чистая вода. Старый отстойник не обеспечивал необходимую очистку воды, поэтому приходилось ежегодно выполнять ремонты всех трех станционных машин с полной разборкой. Теперь такие ремонты потребуются гораздо реже. Кстати, на обводном канале установлено новое оборудование, впервые применяющееся на ГЭС РусГидро, – электроцилиндры. Их преимущество в компактности, точности регулирования затворами; они обладают встроенной защитой и впоследствии войдут в систему ­автоматического управления гидромеханическим оборудованием. 

На Гизельдонской ГЭС смонтировали второй донный водовыпуск, что значительно упрощает ремонты уже существующего, позволяет более эффективно использовать водные ресурсы и, конечно, повышает надежность станции в целом. Завершено строительство дороги к концевому участку тоннеля холостого сброса. Выполняем реконструкцию лотка холостого сброса. До 2020 года в рамках ПКМ планируется завершить реконструкцию гидротехнических сооружений головного и напорного узлов Эзминской ГЭС с заменой оборудования, реконструкцию трансформаторного оборудования и распредустройств 0,4/10/110 кВ Эзминской ГЭС и 0,4/6/110 кВ ­Гизельдонской станции. 

– Будет ли при этом сохранен исторический облик старейших станций России?

– Обязательно. Здания Гизельдонской и Эзминской ГЭС входят в перечень памятников культурного наследия Министерства охраны окружающей среды. Так что при проведении реконструкции мы будем стараться максимально сохранить исторический облик наших «ветеранов».

НАДЕЖНОЕ БУДУЩЕЕ

– Выше уже говорилось о том, как сложно привлекать молодежь к работе на столь отдаленных объектах. Тем не менее в филиале много молодых специалистов. Чем их привлекаете?

– Интересной работой, достойной зарплатой, перспективой роста. Мы поддерживаем тесные связи с республиканскими вузами, которые готовят инженеров-электриков. Охотно принимаем студентов на практику. Так и присматриваемся к лучшим ребятам. То есть уже на этапе обучения понимаем, кто чего стоит. Многие вчерашние выпускники вузов сделали у нас успешную карьеру. Например, Казбек Караев, выпускник Горского государственного аграрного университета, проходил в филиале практику. У вуза были на него свои планы: предлагали аспирантуру, преподавать на кафедре. Но он пришел к выводу, что работать на ГЭС ему гораздо интереснее. Сейчас Казбек – инженер первой категории СТСУ, чему я очень рад. И таких примеров много.

– Какой совет вы даете молодым сотрудникам, которые приходят на работу со студенческой скамьи? 

– Первый совет: во всех проблемах, неудачах не винить никого, кроме самого себя. Анализировать, где ты ошибся, где был неправ. Именно это позволит сделать правильные выводы. И второй: пока молод и не обременен семейными обязанностями – использовать это время максимально продуктивно для работы над собой. Набираться знаний, опыта, не тратить ни минуты впустую.

Из троих сыновей Казбека Зангиева дело отца продолжил лишь младший – Сослан. Он долго искал себя в искусстве: танцевал народные танцы, работал акробатом-наездником в Московском цирке Никулина на Цветном бульваре, но в конце концов пришел работать по специальности – энергетиком. Двое старших детей – художники. Коллеги убеждены: творческое начало досталось детям от отца. «Трудно найти более творческого человека, чем инженер Зангиев, – говорят североосетинские гидроэнергетики. – Он любит народные песни, симфоническую музыку и своим увлечением заразил коллег». А еще мало кто знает, что год назад филиал обзавелся собственным мужским хором, одним из первых в который записался главный инженер. Раз в неделю гидроэнергетики собираются вместе и исполняют осетинские народные песни под руководством опытного преподавателя. Поют не для славы – для души. 




Беседовал Иван Кузнецов

Теги: #Интервью