меню поиск email
№4, апрель 2017 - В Мире

О путешествии товарища Квиринга в Норвегию

В 1927 году в командировку в Западную Европу из СССР отправился сорокалетний госслужащий. Он поехал в Германию, Норвегию и Швецию с целью изучить практику гидроэнергетического строительства в этих странах и понять, что из этой практики можно применить на своей земле.

Звали его Эммануил Ионович Квиринг. Он происходил из семьи поволжских немцев, но судьба занесла его на Украину, где в годы Гражданской войны он достаточно успешно громил контрреволюцию. Затем была высокая партийная должность в Киеве, а дальше – союзный Госплан, перед которым была поставлена задача реализации плана ГОЭЛРО. Одним из важных пунктов этого плана являлась ГЭС на Днепре; именно ее строительство и поручили запланировать Эммануилу Квирингу.

Больше всего его интересовала Норвегия – по слухам, там собирались построить огромную ГЭС, мощнее Днепровской. Строго говоря, первую очередь станции как раз достраивали: ГЭС Нурэ мощностью 146 тысяч лошадиных сил (около 106 МВт). Своими впечатлениями и выводами от посещения этой и других станций Эммануил Квиринг поделился в сдвоенном номере «Бюллетеня Государственного Днепровского Строительства» в январе-феврале 1928 года.

4823423532532.JPG

Выдержка из Бюллетеня Государственного Днепровского Строительства. 1928 г.


Слухи он развеял успешно - ДнепроГЭС, конечно же, будет больше и мощнее, чем капиталистические станции: «Я видел станцию Нурэ и уже без всякой опаски повторяю: Днепрострой будет и мощнее и грандиозней». Но «нашим техникам и хозяйственникам есть чему поучиться», поскольку «на ряде из осмотренных сооружений лежит печать гениальности строителей».

Правда, кое-чему Квиринг учиться не рекомендовал – срокам строительства. Сперва – с 1917 по 1920 год – на Нурэ строили плотину; строительство же собственно станции затянулось до 1928 года – то есть в общей сложности шло 12 лет. Норвежцы объяснили Квирингу, что «государственное строительство всегда идет медленнее, чем частное», и что «государство не особенно торопит окончание Нурэ, так как большой потребности в токе от нее нет». В итоге «две большие государственные станции Норвегии строились неимоверно долго и никаким примером нам служить не могут» (ДнепроГЭС в итоге построили действительно быстро - за пять лет).

ges-nure-1927.jpg

ГЭС Нуре в 1927 году


Интересны два момента – действительно, ГЭС в Норвегии строило государство, причем в случае с Нурэ даже две его ипостаси – правительство Норвегии и администрация города Осло. В отличие от других электростанций, Нурэ должен был снабжать не промышленное предприятие, а столицу Норвегии, и строительство станции было именно городской инициативой. Но город недооценил свои возможности – деньги кончились. Затем деньги появились, но вместе с государством, контролировавшим их расходование: «Мне приходилось слышать жалобы на трудность проведения через государственные органы проектов и смет и, когда я сообщил, что Правление Днепростроя имеет право утверждать строительные проекты в окончательной стадии, то это встречало всеобщее одобрение».

Кстати, уже после публикации статьи Квиринга, в 1933 году ГЭС Нурэ могла перейти в частную собственность – из-за мирового экономического кризиса цены на электроэнергию сильно упали, и государство собралось ради наполнения бюджета избавиться от неэффективного предприятия. Но покупателя так и не нашлось, и вопрос отпал сам собой.

Во-вторых, Нурэ располагался на значительном удалении от Осло, а значит норвежцам удалось реализовать решить проблему передачи энергии на большие расстояния – на рекордном тогда напряжении ЛЭП 132 кВ. ДнепроГЭСу этот опыт был очень нужен – его электроэнергия должна была быть переброшена в Кривой Рог и Донбасс, а для этого нужны были высоковольтные ЛЭП.

Главная же рекомендация Квиринга касалась эффективности труда и стоимости строительства. Нурэ оказалась вдвое мощнее и втрое дешевле строившейся параллельно Волховской ГЭС: «Причина в том, что у Волхова бывало до 2000 служащих, а на Нурэ 52 вместе с сестрой милосердия, двумя полицейскими, конторщиками и т.п. На Волхове число рабочих доходило до 14000, а на Нурэ 520, а зимою 200… Я говорил с главным инженером – ни малейшего намека на недостаток технических сил… Кроме указанного штата на строительстве, в г. Осло есть еще контора планирования с штатом в 15 человек… эта контора разрабатывает все проекты, планы работ, чертежи и т.п. А на строительстве работают уже по готовым чертежам…».

Последний факт Эммануил Квиринг нашел крайне важным и интересным. Не исключено, что именно это его наблюдение привело к тому, что в дальнейшем собираемые под конкретную стройку группы проектантов (в частности, в составе Днепростроя в Ленинграде работало проектное бюро из 20 человек) превратились в постоянные проектные институты (например, Ленгидропроект). Но их расцвет Эммануил Квиринг уже не застал – в 1937 году теперь уже директор Экономического института был арестован и расстрелян (реабилитирован в 1956 году).

Почтовая марка СССР, 1988 г..jpg

Почтовая марка СССР, 1988 г.


Судьбы ГЭС Нурэ и ДнепроГЭСа сложилась по-разному, хотя в них был общий период – нацистская оккупация. Как мы знаем, ДнепроГЭС дважды взрывали при отступлении – сперва наши войска в 1941 году, затем немцы в 1943. ГЭС Нурэ в апреле 1940 года, когда немцы захватили Норвегию, работать не перестала; более того – в 1942 и 1943 году на ней ввели в строй еще несколько гидроагрегатов, нарастив мощность в полтора раза. Немцы использовали ее энергию всю войну для производства стратегических материалов, в том числе алюминия и вооружений. Персонал они не трогали: норвежцев немцы считали «истинными арийцами» и пускали в расход лишь в самом крайнем случае.

В 1944 году, когда поражение нацизма уже было предопределено, целью норвежского правительства в изгнании было сохранение ГЭС в целости. Король и его окружение опасались, что немцы взорвут станцию, поэтому из Англии были переброшены спецподразделения, которые должны были в случае чего ее оборонять. Что-то вроде ополчения было создано и среди персонала ГЭС – в горах неподалеку у него были оборудованы схроны с оружием и долговременные огневые точки. Операция «Солнечный свет» была спланирована, но оружие не пригодилось: в мае 1945 группировка немцев в южной Норвегии капитулировала вместе с коллаборционистским правительством Осло.

ges-nure-nowdays.JPG

ГЭС Нуре в настоящее время


Целая и невредимая ГЭС Нурэ работает до сих пор, а ее владелец – норвежская государственная компания Статкрафт – старается не вспоминать о том, что в 1940-1945 году можно было избрать и другой путь сопротивления врагу: путь ДнепроГЭСа.


Сергей Минаев