меню поиск email
№7, июль 2017 - Деловой разговор

Риски есть всегда

Александр Клопов – о механизме, обеспечивающем комплексную надежность и безопасность компании

Люди, не слишком погруженные в тему ввиду закрытости деятельности блока безопасности, обычно считают, что задача службы безопасности компании – это обеспечение физической защищенности ее объектов. На самом же деле функции этого подразделения гораздо шире. Заместитель Генерального директора по антитеррористической, экономической и информационной безопасности Александр Клопов рассказал «Вестнику РусГидро» о том, что самое важное в этой работе и каким аспектам уделяется особое внимание.

ШИРОКИЙ ВЗГЛЯД 

– Александр Васильевич, вы ­отвечаете в ком­па­нии за важнейшее направление – ­безопасность. Когда вы пришли в РусГидро и принимали дела, то наверняка смогли посмотреть на эту работу свежим глазом. Какие плюсы и недостатки заметили?

– Придя в РусГидро, я смотрел не только на вопросы физической защиты компании, но и на ее функциональное назначение, роль и значение в экономике Российской Федерации. Комплекс задач здесь очень велик, в том числе и по вопросам обеспечения ­безопасности. Если же говорить о «свежем взгляде», то мне показалось, что вопросами безопасности нужно заниматься несколько шире, чем это было принято ранее. Ведь Рус­Гидро является одной из крупнейших международных компаний в сфере энергетики, находится в жесткой конкурентной среде, в среде серьезных экономических и информационных рисков и влия­ния (не всегда позитивного), в условиях нарастающих террористических и информационных угроз. Так что зная, как функционируют система и механизмы государственной безопасности в целом, и взглянув на проблемы с другой стороны, по согласованию с Генеральным директором РусГидро был определен ряд системных проблем, угроз и рисков, над которыми мы сейчас последовательно работаем.

– Каковы цели этой работы?

– Обеспечить надежное и без­опас­ное функционирование компании, чтобы повысить ее ценность и эффективность. Создать условия для безопасного производства электро­энергии и генерации денежного потока, ­поскольку РусГидро – коммерческая компания. При этом очень важно не забывать о социальных задачах, которые несет холдинг, так как его ­деятельность влияет на окружающую среду, формирует условия развития регионов. Наша цель – построить ­систему безопасности компании таким образом, чтобы она удовлетворяла все заинтересованные стороны, то есть граждан, федеральные структуры, региональные органы власти, наших контрагентов и, безусловно, инвесторов. Все должны быть уверены в том, что их вложения надежно защищены.

ПРИНЦИП РАЗУМНОЙ ДОСТАТОЧНОСТИ

– Вопросы безопасности ­РусГидро – это более широкое понятие, чем физическая защищенность наших ­объектов?

– Совершенно верно. Оно включает в себя три основных направления: антитеррористическое, экономическое и информационное. И мы стараемся найти для каждого из них решения, удовлетворяющие с точки зрения абсолютного качества.

– Что вы под этим понимаете?

– Абсолютную надежность защищенности наших объектов от возможных террористических, экономических и информационных рисков и атак. Это сложная задача, при достижении которой мы должны учитывать совокупность многих факторов. Одновременно безопасность и надежность должны сочетаться с достаточностью. Поэтому мы ищем такие решения, которые были бы эффективными и достаточными, надежно обеспечивали защиту интересов компании как в технологическом, так и в управленческом и экономическом отношении.

– Есть такая фраза «На безопасности не экономят»…

– Это верно, но лишь отчасти. Во всем должен быть разумный подход. Можно, например, заняться созданием неприступных редутов, но особого смысла в этом нет, поскольку высокая стоимость и затратность далеко не всегда обеспечивают абсолютную надежность. Так что наш принцип – разумная достаточность. При этом мы стараемся найти и применить лучшие в мировой практике решения, которые позволили бы создать эффективную и надежную комплексную систему безопасности.

– А какую цель вы ставили ­перед собой, возглавив направление безопасности в РусГидро?

– Создать лучшую систему безопас­ности из всех существующих в мире. Это непростая, амбициозная задача, но мы собираемся ее осуществить. К тому же это позволит повысить капитализацию компании.

ЭКСПЕРИМЕНТ НА КАМЕ

– Недавно на Воткинской ГЭС прошли научно-практические антитеррористические учения «Кама-2017». В чем заключалась их особенность?

– Эти учения были экспериментом научно-практической направленности. Суть его заключалась в том, что мы проверяли существующие решения в сфере безопасности на степень надежности и опробовали новые, которые можно применить для того, чтобы решить поставленные задачи. В учениях приняли участие представители Национального антитеррористического комитета, ФСБ, Нацио­нальной гвардии, Минэнерго, МЧС, региональных структур. Такой состав участников позволил получить разные взгляды на одну проблему. Это, по моему мнению, правильный подход, так как взгляды различных ведомств не всегда совпадают. А мы хотели найти некое совокупное решение, которое удовлетворяло бы всех и позволило создать условия усовершенствования безопасности объектов гидроэнергетики.

Немаловажно и то, что «Кама-2017» стала для многих представителей филиалов по направлению безопасности школой, где шел обмен опытом и практическая работа, в ходе которой они искали и применяли на практике новые решения. Нужно отметить, что на семинаре-практикуме мы постарались создать полезную творческую атмосферу, позволившую выявить и активизировать тот интеллектуальный потенциал, которым, безусловно, обладают наши сотрудники. В итоге получили очень интересные предложения, сейчас анализируем их и будем впоследствии внедрять в практику. Семинар одновременно позволил познакомиться с нашими талантливыми коллегами, отметить их, что тоже будет неплохим заделом для их дальнейшего продвижения по карьерной лестнице.

Важнейшей задачей ­считаем отработку взаимодействия с федеральными структурами, прежде всего с Национальным анти­террористическим комитетом, региональными оперативными штабами. Для нас очень важна скорость реагирования со стороны федеральных структур. Если случается террористическая угроза, службы безопасности ­РусГидро выполняют первоочередную функцию – защиту объекта от терроризма. Далее все бразды управления переходят к региональному оперативному штабу НАК России. На учениях проверили на практике качество нашего взаимодействия, вы­явили проблемы, сделали соответствующие выводы, внесли коррективы в работу, что также значительно повышает качество антитеррористической защищенности объектов компании.

– Будут ли проводиться учения в таком формате и на других объектах холдинга?

– В таком, наверное, нет. Потому что каждый раз мы будем делать лучше, совершенствовать этот опыт. Есть такое выражение «Лучшее – враг хорошего». Но пока мы до лучшего не дошли, есть к чему стремиться.

«БОЛЕВАЯ ТОЧКА»

– Существенная часть наших гидростанций расположена на Северном Кавказе – в самой «горячей точке» на карте России. Сейчас ситуация изменилась? Или обеспечение безопасности северокавказских объектов по-прежнему в зоне особого внимания?

– Попробую ответить на этот вопрос немного шире. В целом Северо-Кавказский регион ­является наиболее сложным с точки зрения террористических рисков для нашей страны. Но это не означает, что только там РусГидро видит серьезные ­риски. Вспомните недавний тер­акт в Санкт-Петербурге, Беслане, взрывы жилых домов в Москве. Террористы выбирают не там, где удобнее ­географически, а  там, где больнее.

Конечно, мы рассматриваем Кавказ как регион с повышенными рисками, с учетом этого выстраиваем там систему безопасности. Но это вовсе не означает, что на других наших ­объектах системы хуже или слабее. Мы изучаем состояние террористических рисков, которые есть в каж­дом регионе, и соответственно на них реагируем. В компании существует система ежедневного мониторинга – с ее помощью мы отслеживаем все события и обстоятельства, которые возникают в каждом регионе присутствия наших объектов. Такая гибкая система позволяет поддерживать высокий уровень состояния анти­террористической защищен­ности.

– В Дагестанском филиале РусГидро есть особое подразделение – кинологическая служба, где четвероногие охранники несут службу наравне с людьми. Почему такая практика не применяется в других филиалах на том же Северном Кавказе?

– Это один из уникальных инструментов реагирования на повышенные террористические риски. Подразделение зарекомендовало себя достаточно эффективно. В век автоматизации еще не создали робота, способного заменить собаку. Они очень тонкие существа с уникальными возможностями. Четвероногие охранники и кинологи в Дагестане решают целый комплекс проблем безопасности. Не во всех филиалах это актуально. Опять же не стоит забывать и об экономических факторах: содержание такой службы – удовольствие не из дешевых. Поэтому пока не планируем создавать аналогичные службы в других филиалах. На камских учениях мы занимались поиском автоматизированных решений, которые позволят значительно превысить возможности человека и животного, автоматизировать процессы обеспечения безопасности персонала, объектов и окружающей среды.

– До РусГидро вы возглавляли УФСБ России по Воронежской области. Что сложнее: отвечать за безопасность целой области или объектов ­РусГидро, расположенных на территории всей страны?

– Наверное, на этот вопрос нет одно­значного ответа. Ранее я отвечал за весь комплекс вопросов безопасности по региону. Объекты РусГидро расположены в 32 регионах РФ. Мне очень интересно здесь работать, потому что в компании есть сложные задачи, требующие неординарных решений.

Родился: 1955 год, Горьковская область.

Учился: Куйбышевский авиационный институт имени С. П. Королева, Высшая школа КГБ СССР. В 2013 году защитил в Военном университете МО РФ докторскую диссертацию по теме «Эффективные системы безопасности». 

Работал: на службе в органах госбезопасности с 1983 года. До назначения в 2004 году на должность начальника управления ФСБ Мордовии был заместителем начальника управления ФСБ по Самарской области и одновременно руководителем отдела УФСБ в Тольятти. С 2009 по октябрь 2015 года – начальник УФСБ России по Воронежской области. С 2016 года по настоящее время – заместитель Генерального директора по безопасности РусГидро.

Награжден: орден Почета, орден за военные заслуги и др.



Беседовал Иван Кузнецов

Теги: #Интервью