меню поиск email
№5, май 2017 - Тема номера

Компромисс по-бурейски

Как проходила операция «Мазай» на новом водохранилище

Главный способ спасения животных – предотвращение их попадания в водные ловушки. Катера курсируют по фарватеру, издавая громкий шум и тем самым отпугивая, оттесняя животных от кромки воды.
В роли Мазая – экологи, охотоведы, гидроэнергетики. В роли зайцев – сами зайцы, а также кабаны, косули, изюбры и прочая живность. Миссия – вывезти всех обитателей амурской тайги с затопляемых территорий. Уникальная спасательная операция пока не имеет аналогов в мировой практике гидростроительства. Но только пока, уверены те, кто ее разработал и блестяще реализовал. 

Наполнение водохранилища Нижне-­Бурейской ГЭС до промежуточной отметки в 128 м заняло чуть меньше двух недель. И все это время спасательные бригады трудились без передышки. С раннего утра – совещание. На карте отмечены участки, уже ушедшие под воду, а также острова, образованные в ходе наполнения рукотворного моря. Именно тут в полной изоляции могут находиться животные, которым без помощи человека не выбраться. Таких бедолаг ищут и с воздуха (при помощи квадро­коптеров), и с воды.

RG_#5_06-07_mazai_3_r.jpg

Спасенный кабанчик теперь полностью доверяет людям. Он даже не перестает пастись, когда рядом делают селфи.


– В отличие от деда Мазая мы заранее знаем, какая территория будет изолирована водой, и сразу начинаем ее патрулирование (еще до погружения земли под воду), – говорит Артур Алибеков, руководитель по гидроэнергетике проекта Программы развития ООН, организатор программы «Бурейский компромисс», специально разработанной гидро­энергетиками и экологами для сохранения флоры и фауны русла Буреи.

А вот и первые на сегодня переселенцы – кабанчик, решивший, что без боя не сдастся, и вполне покладистый заяц. Их перевозят в специальных контейнерах в безопасные места. За время «заключения» кабанчик, кажется, смиряется с судьбой, а уже на суше ничуть не возражает против присутствия людей. Однако не всем «переселенцам» нужна доставка. Например, косуля сама переплывает к безопасному берегу.

Операция «Мазай» – лишь небольшая часть проекта «Бурейский компромисс». В результате ее реализации в регионе был создан парк «Бурейский», площадь которого составляет 132 тысячи га. А работы по переселению животных, птиц и редких видов растений начались задолго до заполнения водохранилища. В безопасных местах обустрои­ли подкормочные площадки для животных, и довольно скоро численность косули и ­изюбра на новых ­местах выросла вдвое.

Новые гнездовья в ­безопасных местах для красно­книжных уток мандаринок соорудили еще в 2015 году. Жилье получилось типовое, чего и добивались: экологи разработали пять вариантов гнезд-дуплянок и выбрали тот, что больше всего напоминает привычные гнездовья уток. Для начала развесили 50 таких домиков и стали ждать результата.

– Это был эксперимент: удастся ли заселить дикое существо в искусственное гнездо, – говорит ­Артур Алибеков. – Перышки мандаринок в дуплянках обнаружились в первый же год.

Чтобы переселить пять видов краснокнижных растений, тоже потребовалось несколько лет. Не все шло гладко. Например, редкий папоротник ­никак не хотел приживаться на ­новом месте. Тогда на помощь ботаникам и самому растению пришли строительные технологии. При помощи канатной резки отделили часть скалы вместе с эндемиком – так папоротник и переехал в ботанический сад со «своим домом». Теперь живет и не тужит.

Проект «Бурейский компромисс» является комплексным и включает в себя множество мероприятий по каждому компоненту возможных ­негативных воздействий рукотворного моря на флору и фауну. Примеров столь бережного отношения к природе не так уж много в мировой практике.

– Я работаю в сфере охраны природы очень давно, но не помню, чтобы где-либо при заполнении водохранилища проводились такие мероприятия, – говорит начальник управления по охране, контролю и регулированию объектов животного мира и среды их обитания Амурохотоуправления Иван Ряжских.

Нормального подпорного уровня водохранилище достигнет этим летом – в период ­паводков. Но на этом работа экологов не закончится. Они будут отслеживать, как приживаются животные и птицы на новых местах, а до наступления холодов еще предстоит ­придумать, как предотвратить выход животных на тонкий лед.

Иван Кузнецов

Оцените статью: