меню поиск email
№4, апрель 2018 - Репортаж

Снежные люди

Есть такая профессия – снег на Колыме измерять. Условия работы суровые: в тайге, практически без связи с внешним миром, зимой – в 30-градусный мороз и шквалистый ветер. «Вестник РусГидро» поговорил со снегомерами, которые только вернулись из одной такой экспедиции, и узнал, зачем это все нужно.

Высоту покрова измеряет Виктор Максименко.

Если завтра в поход

Виктор Максименко, начальник гидрометеослужбы Колымской ГЭС, готовится к экспедиции загодя. Теплая непродуваемая и непромокаемая одежда, утепленная обувь, утепленный спальный мешок, нож, спички, сухое горючее, фонарик, тушенка, сало, хлеб, картошка – только самое необходимое, ничего лишнего. В такие вылазки Виктор Васильевич отправляется дважды в год вот уже 18 лет. Именно он когда-то стал инициатором проведения подобных экспедиций. Существовавшая с советских времен метеослужба к началу нулевых окончательно развалилась, а для станций прогноз масштабов половодья – вопрос жизнеспособности. «Когда все начиналось, – вспоминает Максименко, – маршрутов было более 30, а экспедиция занимала больше 10 дней. ­Но с годами, в результате анализа измерений, стало понятно, что можно обойтись меньшим количеством маршрутов. Сейчас их 23, а время похода сократилось вдвое – до 5–7 суток».

Попасть в точку

Экспедиции традиционно проводятся в третьей декаде февраля и в первой декаде апреля. По результатам первой определяются запасы воды в снежном покрове и составляется предварительный прогноз объема притока весеннего половодья, по результатам второй – цифры уточняются. Чтобы получить сопоставимые данные для исследования, замеры необходимо проводить все время в одних и тех же местах. При этом найти контрольные точки бывает проблематично. «Половина маршрутов проходит в условиях горно-таежной местности, – рассказывает Виктор Максименко. – Когда-то там были метеостанции, поселки, жили люди. Но они давно покинули эти места, и теперь там глухая тайга. Только направление от когда-то оживленных дорог позволяет не сбиться с пути. Но иногда нет даже их. Приходится ехать, что называется, по абрису, здесь главное – знать место, куда едешь. Благо маршруты отработаны годами. Некоторые деревья уже «в лицо» узнаю».

Слой за слоем

Работа снегомеров, по словам инженера Игоря Варнакова, который в последние три года является постоянным напарником Виктора Васильевича в экспедициях, напоминает труд археологов. Только одни изучают геологические слои земной породы, а другие – снежные слои текущего года. Это только кажется, что снег везде один и тот же. Если копнуть глубже, внутри оказывается многослойный «торт», каждый из ярусов которого обладает своими свойствами.

Игорь Варнаков так описывает алгоритм замеров: «Сначала лопаткой зачищаем стенку шурфа, определяем количество слоев в покрове. Потом составляем план работы: в каком порядке проводить отбор пробы. Всего, в зависимости от условий, на одном маршруте может производиться отбор в 5–10 точках. Длина каждого маршрута – от 500 м до 1,5 км».

Погода «средней жесткости» 

В тайгу гидрометеорологи отправляются на «неубиваемом» советском вездеходе ЗИЛ. Внутри без изысков, но жить можно: самодельные топчаны, импровизированный умывальник, печка-буржуйка. «Само производство работ на маршруте – дело нехитрое, но требуются физическая выносливость и умение ходить на охотничьих лыжах по целинному снегу любой высоты и плотности, – делится Игорь Варнаков. – На автомобиле-вездеходе подъезжаем к месту измерения, и дальше несколько километров на лыжах».

В этот раз сразу стало понятно, что ­снега много. Кое-где его в буквальном смысле было по шею. Погода, как всегда в это время, проверяла на выносливость – минус 25 и сильный ветер, притом что каждый метр в секунду прибавляет по ощущениям еще два градуса мороза. На языке метеорологов это называется «жесткость погоды». Мороз может пробрать до костей сразу, и единственный рецепт от этого – многослойность одежды. Впрочем, холодно только поначалу. ­«Одеваешься по максимуму, но стоит зайти за бугорок, как ­наступа­ет блажь и тишина, и совсем нехолодно. По мере того как больше потеешь, понимаешь, что переборщил с одеждой. Возвращаемся все мокрые, – рассказывает Виктор Максименко. – Но у нас есть запас сухого белья, а в будке имеется самая надежная вещь – печка-буржуйка. И мы знаем, что до следующего маршрута уже все ­будет сухим».

Дошли до ручки

Во время экспедиций может случиться всякое – сюжеты один другого лучше. Один случай запомнился нашим героям особенно. Дело было на пути к заброшенному поселку Аян-Юрях. Места вокруг ГЭС везде дикие, а там особенно. Кроме метеорологов туда уже несколько лет никто не ходит. И вот едут, что-то друг другу рассказывают, смеются, и вдруг замечают, что водитель и не смеется уже, а нервно хихикает. «Спрашиваем, что случилось, – вспоминает Виктор Васильевич. – А он молча поднимает вверх кулак, в котором зажата ручка переключения передач. Она просто отломилась. В машине повисла гнетущая тишина. Мы в тайге, на заброшенной дороге, помощи ждать неоткуда. К счастью, с нами в тот выезд был Сергей Михайленко – прирожденный механик, изобретатель и просто находчивый человек. Возился он целый день, но в итоге ручку как-то приделал. И мы смогли не только вернуться домой, но и сделать всю запланированную работу».

В результате

На основе результатов, полученных в ходе экспедиций, производятся вычисления и выводы по запасам воды в снеге. Чтобы исключить вероятность серьезной ошибки, используется сразу несколько методик. Анализ снегозапасов, проведенный после февральской экспедиции, показывает, что нынешнее половодье может стать рекордным, превысив норму почти в два раза. Запасы воды в снеге, по разным оценкам, составили от 166 до 183% от средне­многолетних значений.

Как делаются замеры

04_na_orotuk_L.jpg

Снегомерная группа состоит из двух человек. ­
Первый прокладывает, или, как говорят специалисты, торит путь, через каждые 10–15 м промеряет и записывает показатели высоты снежного покрова, а через каждые 100 м копает в снегу шурф – яму до самой земли (на профессиональном сленге – подстилающей поверхности). Второй человек определяет плотность покрова с помощью весового снегомера. Прибор представляет собой металлический полый цилиндр высотой 60 см с ­зазубренным краем, с помощью которого устройство, проворачиваясь, врезается в снежный покров. В результате внутри цилиндра образуется снежный керн определенной высоты, после чего его взвешивают на специальных рычажных весах.

05_snegomer_L.jpg

Снежный керн вытаскивают из цилиндра, чтобы затем взвесить.



Справка

Суммарная площадь водосбора Колымских ГЭС составляет около 99 400 кв. км (61 500 кв. км – для Колымской ГЭС и 37 900 кв. км – для Усть-Среднеканской). Это больше площади Португалии. Экспедиция традиционно охватывает 12 маршрутов для Колымского водохранилища и 11 – для Усть-Среднеканского.



Юлия Карпова, фото пресс-службы ПАО «Колымаэнерго»

Теги: #Спецрепортаж