меню поиск email
№3, март 2019 - Репортаж

«Всю Волгу прошел по дну»

Водолаз – одна из тех редких профессий, встречаясь с представителем которой практически невозможно сказать, что находишься вместе со своим героем на его рабочем месте… Поэтому репортаж об одном рабочем дне Сергея Ткаченко – старшины водолазной станции АО «Гидроремонт-ВКК» на Волжской ГЭС – представляет собой рассказ о том, что ему удалось увидеть на берегу.

8:00

– Сегодня – погружение. А к каждому спуску под воду готовимся заранее. И чаще всего не за день-два, если, конечно, это не экстренная ситуация… Пуск не экстренный, плановый. Это хорошо. Задачу представляем прекрасно, а задачи, отмечу, могут быть разной сложности – от простого осмотра гидроагрегатов и сооружений до сложного ремонта. Подготовка к некоторым погружениям может занимать даже не одну неделю. В нашей работе от подготовки зависит практически все: упустишь какую-нибудь деталь – расплачиваешься здоровьем.

Отступление первое
Основная задача водолазной службы на гидроэлектро­станции – проведение работ, связанных с производством и техническим обслуживанием плотины. ­Также подводники периодически проводят обследования верхнего и нижнего бьефов станции. Обязательно привлекают водолазов после каждого водосброса – оценить влияние водосброса на ­гидротехническое сооружение. При подготовке к зиме плановое меро­приятие – осмотр соро­удерживающих решеток на водо­водах. В числе других работ, проводимых водо­лазами, – подводное бетонирование и газосварка. Электрическая сварка под водой производится особыми электродами и специальным аппаратом: он представляет собой не стержень, а полую трубку, через которую подается дополнительно воздух, и сварка производится в искусственно созданном воздушном пузыре. Бетонирование осуществляется при помощи специальных добавок, которые позволяют бетону сохранить пластичность и не размываться под водой.

Отметим, что зима для водолазов – не время отдыха. Зимой спуск в воду и подъем на открытом воздухе разрешен до –20 °C. При более низких температурах водолазы погружаются и возвращаются в теплое помещение с плавсредств. Поэтому ребята облачаются и снимают снаряжение в теплом помещении.

10:00

Мы подходим к урезу воды. Сегодня я не погружаюсь. Водолаз Александр Нагорный докладывает о готовности и погружается под воду. Подчеркну, погружается! Наша «водолазная библия» (Межотраслевые правила по охране труда при проведении водолазных работ) категорически запрещает водолазу прыгать в воду.

Глубина погружения на этот раз небольшая – до 12 метров. Спуск, как на лифте – за пару минут. И адаптация уже на грунте. Максимальная же глубина на Волжской ГЭС – 42,5 метра. Вот с нее подниматься долго. 25 минут поработаешь на такой глубине – часа полтора поднимаешься на поверхность. Помните, как в фильме «72 метра» – «по мусингам, по мусингам». Каждые 10 метров – передышка. Чем ближе к поверхности, на глубинах 12, 9, 6, 3 метра, тем чаще передышки.  

Моя задача в сегодняшней ситуации – внимательно следить за коллегами, контролируя одновременно и работающего водолаза (по его докладам и пузырькам воздуха на поверхности воды), и обеспечивающего водолаза – выбрал ли слабину сигнального конца (кабель-сигнала), насколько верно держит его, чтобы чувствовать движения водолаза, но при этом не мешать ему работать.

Стоп! Вот и доклад работающего водолаза: «Я на грунте». И сразу – информация о самочувствии. О самочувствии работающего под водой буду спрашивать каждые 5 минут. И это не только жесткое требование все тех же межотраслевых правил, но и искреннее внимание. У находящегося под водой надежда только на себя да на тех, кто наверху.

Условия труда у водолазов непростые. Даже просто дышать под водой – уже работа. Чем больше глубина, тем быстрее устаешь. На суше мы не замечаем, как работаем, а там нужны усилия, даже чтобы приподнять лопату. 

Отступление второе
В профессии Ткаченко оказался «по разнарядке» военкомата. Перед призывом на военную службу был направлен для получения флотской специальности «моторист». И уже там узнал, что мотористы относятся к БЧ-5 (боевая часть), которая занимается не только обеспечением заданной скорости хода и маневрирования корабля, но и обеспечением его непотопляемости. Так у Сергея появилась нештатная специальность «водолаз». «Служил на тральщике. А это, как такси – постоянно в движении. И были ситуации, когда то трал на винт намотается, то еще что-то… В бригаде был штатный водолаз, но пока его дождешься, в дрейфе, без дела, что ли, лежать? Вот и погружался своими силами». 

После армейской службы Сергей прошел подготовку в Воронежской школе водолазов. Тысячи ее выпускников работают от Калининграда до Камчатки. Ткаченко распределился на Волжскую ГЭС. «С тех пор практически всю Волгу по дну прошел. Раньше на каждой ГЭС Волжского каскада были свои водолазные станции. Сейчас три станции на семь ГЭС каскада. Поработать довелось на всех».

DSC_6867.jpg

12:00

Погружение завершено. Работающий водолаз на берегу. Передаю видеокамеру инженерам. Теперь они будут изучать и оценивать снятое. Но если потребуется, водолазы всегда готовы дать пояснения, высказать свое мнение. Какие бы приборы ни были на вооружении, без человеческого глаза не обойтись.

13:00

Водолаз – это, по сути, человек-оркестр. Нас называют глазами и ушами главного инженера ГЭС. Но кроме этого, каждый водолаз – еще и сварщик, и бетонщик, и механик, и слесарь… Поэтому и специальность у нас – «технические водолазы».

А что касается подводных красот… На 40 метрах даже в солнечный день темно: ныряешь и ничего не видишь. Вокруг безмолвие, тишина, темнота. Как в космосе.

У водолазов – обед. Обед у нас полноценный: горячий, высоко­калорийный, обязательно с мясом. Вроде 5 минут работы на глубине, а затраты калорий – словно машину угля разгрузил. Кстати, еще одна положительная деталь от обеда – после него в течение двух часов запрещены погружения. Но это не тихий час. Проводим осмотр снаряжения и оборудования, анализ прошедшего погружения, уточняем план работ и тренировок…

DSC_6878.jpg

Помогают держать форму подводникам барокамеры. Есть она и у нас на Волжской ГЭС. Барокамеру, по технике безопасности, обязательно задействуют, если водолазы спускаются на глубины более 12 метров. Она представляет из себя бочку, где создается давление для прохождения декомпрессии – когда нет возможности длительного подъема, например, в случае шторма или чрезвычайной ситуации. Ее используют еще и для тренировок, а также в лечебных целях. Кроме того, как шутят водолазы, барокамера позволяет контролировать вес: диаметр «входа» в нее – 80 сантиметров. Не впишешься – будешь «играть» Винни Пуха, возмущающегося, что у «кого-то очень узкие двери».

Рабочий день завершен, так как у водолазов он сокращенный.  И на пенсию мы выходим рано – в 50 лет. Потому что вода – среда агрессивная. Но сам я без воды не могу даже в выходные: мое основное хобби – рыбалка.

16:00

Отступление третье
На время нахождения под водой с обычным аквалангом влияет все – и тяжесть выполняемой работы, и температура воды, и глубина погружения. Например, при выполнении работы средней тяжести при температуре воды до 10 °C при легочной вентиляции (обычный акваланг) расходуется до 40 литров воздуха в минуту, а при температуре до 20 °C – только 30.

Эпилог

Они уходят домой – четверо крепких, здоровых мужчин, каждому из которых, опять же при шутливом представлении, «чуть больше восемнадцати лет» (по паспортам – более 40). Но они действительно восемнадцатилетние романтики… Иначе в этой профессии нельзя.

Именно профессии. Сергей Борисович не воспринимает, когда его и коллег называют дайверами, ихтиандрами или подводниками. «Мы не ихтиандры. Мы водолазы!»

Кстати, в застольных компаниях говорить о своей работе Сергей Ткаченко не любит. «Скажешь, что водолаз – устанешь весь вечер отвечать на вопросы: а как? А что? А почему?..»

Надеемся, нам удалось ответить на часть этих вопросов.

Кстати

Водолазные службы работают на Каскаде Кубанских ГЭС, Сахалинской ГРЭС, Камской, Колымской, Богучанской, Саяно-Шушенской и Бурейской ГЭС.



Галина Шацкая, фото Руслана Герасимова

Теги: #Репортаж

Оцените статью: