меню поиск email
№11, ноябрь 2018 - Репортаж

Забурились на Камчатке

На Мутновском геотермальном месторождении началось бурение новой скважины – первой за три года. «ВР» воспользовался шансом и решил погрузиться в тему на месте. Мы изучили, как происходит процесс, на чьих плечах он держится, и выяснили, как трехмерное моделирование позволяет не зависеть от благосклонности судьбы.

Привет, медведь 

Из города выехали ранним утром. Дорога – хоть картины пиши: Вилючинский перевал, вулканы, реки, то и дело попадаются дикие животные. В этот раз нам встретился большой бурый медведь. Хотя правильнее, наверное, будет сказать, что мы встретились ему. Он возник буквально в 20 метрах от машины, посмотрел на нас, перебежал дорогу и вновь удалился в кусты, чему мы, честно говоря, были рады. И вот она, Мутновка, через каких-то три часа пути. Не теряя времени, отправляемся на буровую, которая находится недалеко от станции. 

Untitled-1.jpgПриходится приспосабливаться 

«Сейчас у нас идет очень важный процесс – цементаж, поэтому на вопросы смогу ответить только через час», – говорит Михаил Красноперов, главный инженер подрядной организации, которая занимается бурением. Именно он принимает оперативные решения и несет ответственность за все происходящее на участке. А мы пока выясняем, что такое цементаж. Он проводится для того, чтобы не было обвала грунта: после прохождения определенной глубины вниз опускается труба и цементируется пространство за ней. За расспросами и фотографированием час пролетел незаметно. 

– На Мутновке я начал бурить еще в 1984 году, – начинает рассказ Михаил. – Месторождение сложное. Здесь на разных глубинах ­аномально низкие пластовые давления и непредсказуемая геология. В одном месте продуктивная зона может находиться на большой глубине, а в другом месте пароводяные проявления встречаются на глубине всего 50 метров. Везде есть свои особенности, и к каждой конкретной ситуации приходится приспосабливаться. Где-то нужно бурить на сверхлегком растворе, в другом месте – на более тяжелом. Если не учитывать этот фактор, можно потерять весь объем циркулирующей промывочной жидкости и, как следствие, всю скважину.

Буровые насосы посредством которого обеспечивается подача и откачка бурового раствора.jpg
Буровой насос, посредством которого обеспечивается подача и откачка бурового раствора.

Зона риска 

Потеря или, как еще говорят, поглощение бурового раствора – лишь одна технологическая сложность. Другой вызов – высокая температура на забое, которая может достигать 350 °C. 

– Например, мы скважину глубиной до 1200 метров бурим на глинистом растворе, который нагревается за цикл до 90 °C, – объяс­няет Красноперов. – При такой температуре невозможно бурить дальше, варится все, ­поэтому мы применяем специальные химические реагенты, пропускаем раствор через градирню, где он охлаждается до нужной температуры. После этого вновь пускаем его по циклу. 

Untitled-2.jpgО чем не принято говорить 

Сама скважина представляет собой перевернутый конус. Сверху диаметр – 490 мм, внизу – 215,9 мм. По типам скважины бывают вертикальные, наклонно направленные и горизонтальные. В нашем случае необходимо пробурить наклонно направленную скважину глубиной 2000 метров и попасть в продуктивную зону на забое с диаметром 50 метров.

Как именно происходит процесс, ­поясняет инженер по наклонному бурению Зульфат Тимергалин. Сам он из нефтяной Башкирии, но уже 16 лет бурит на Камчатке. 

– От устья до определенной глубины скважина бурится прямо, затем с помощью турбинного отклонителя она выходит на проектный азимут. Чтобы ствол скважины шел туда, куда нужно, мы корректируем режим ­бурения, ориентируясь по телесистеме. Угол наклона составляет от 22 до 30 градусов. 

– А если происходит что-то непредвиденное – например, не удается пройти какой-то участок? 

– Тогда меняем долото, применяем ­другой режим бурения и продолжаем работать по заданному курсу. С поставленной задачей ­всегда справлялись. 

Всего в бригаде 40 специалистов: ­буровые мастера, инженеры наклонного бурения, машинисты и т. д. Все ­работают здесь вахтовым методом. Сколько ­времени ­потребуется, чтобы пробурить скважину, говорить не принято, очень много переменных, от ­которых зависит конечный результат. ­Обычно на одну скважину уходит от полугода до 8 месяцев, в зависимости от геологических и климатичес­ких условий.

Трехмерное моделирование vs коэффициент удачи 

Прежде чем приступить к бурению, ­нужно определить место, где будет находиться скважина, и просто ткнуть пальцем в карту месторождения в данном случае не получится. В мировой практике существует термин «коэффициент удачи», для геотермальных скважин он в среднем равен 50%. Но бурение новых скважин, даже на предварительно разведанных площадках, – процесс недешевый. Чтобы уточнить геологическое строение и гидрогео­термические условия Мутновского месторождения, в 2004–2009 годах здесь были проведены наземные геофизические работы.

Основной задачей было выявить зоны локализации парогидротерм на глубине до 2000 метров. Используя результаты исследований, специалисты участка геолого-разведочных работ АО «Геотерм» создали трехмерные модели. Были выявлены закономерности геологической среды. В результате все пять новых скважин, пробуренных за последние годы, вывели теплоноситель. Уверены, что и на этот раз современные подходы позволят извлечь максимум из проекта. 


СЛОВАРЬ БУРОВИКА

Геотермальное (термальное) поле – поверхностное проявление гидротермальной активности, очаг разгрузки гидротерм. 

Теплоноситель – в данном случае пароводяная смесь, пригодная для выработки электроэнергии. Коэффициент удачи – отношение числа локальных структур (или площадей), на которых обнаружены промышленные притоки теплоносителя, к общему числу локальных структур (или площадей), введенных в поисковое бурение в данном районе.

Парогидротерма – пароводяная смесь, образующаяся на глубине в гидротермальной системе вследствие частичного перехода в пар высокотермальных вод.

Продуктивная зона – место залегания теплоносителя.

Промывочная жидкость – раствор, предназначенный для удаления продуктов разрушения (шлама), охлаждения и предотвращения дополнительного износа породоразрушающего инструмента и бурильных труб, облегчения процесса разрушения горных пород.



Ирина Родомакина, фото автора

Теги: #Спецрепортаж

Оцените статью: