меню поиск email
№5, сентябрь 2016 - Деловой разговор

Главный проект инженера

Роман Орищук: «Чем сложнее задача, тем интереснее»

Оказаться в нужное время в правильном месте – большая удача. Именно так произошло с Романом Орищуком. В 2002 году еще студентом он впервые пришел во ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева защищать диплом. А оказалось, что именно с этой ­научной организацией будет связана вся его дальнейшая трудовая жизнь. В 29 лет Орищук стал главным инженером проекта, еще через два года – техническим директором, а в 37 лет – генеральным директором ведущего научного центра страны по проблемам гидротехники. О том, каково это – быть самым молодым руководителем одной из старейших научных организаций и как сочетать административные обязанности с наукой, «Вестник РусГидро» спросил нового главу ВНИИГ.

 ЗА И ПРОТИВ

– Роман Николаевич, вы самый молодой директор за всю историю ВНИИГ. Пожалуй, вообще трудно найти примеры того, чтобы столь крупный ­научно-исследовательский институт возглавлял человек вашего возраста. Сложно ли вам было принять подобную ответственность?

– Конечно, прежде чем согласиться на этот пост, я хорошо подумал, тщательно взвесил все за и против. Но в конечном итоге доводы «за» перевесили, и сейчас я понимаю, что принял правильное решение.

– А какие аргументы за и против были самыми весомыми?

– Все прекрасно понимают, какая непростая экономическая ситуация сейчас в стране. В таких условиях довольно тяжело обеспечивать институт заказами, не потерять старых и найти новых партнеров и клиентов. С другой стороны, у ВНИИГ очень сильные преимущества на внешнем рынке.

Работы института носят прикладной характер, наш коллектив способен комплексно решать проблемы гидротехнического строи­тельства и эксплуатации гидротехнических сооружений, искать и находить решения сложных инженерных задач. Считаю, что перспективы у нас на внешнем рынке хорошие, тем более что имеется неплохой задел. В ближайшие годы я ставлю перед собой и коллективом цель, чтобы заказов в периметре РусГидро и извне у нас было поровну. Думаю, это вполне реально.

– Могли ли вы в 2002 году представить, что ваша карьера во ВНИИГ сложится столь успешно?

– Изначально даже не предполагал, что моя жизнь будет связана с научной деятельностью. Сразу после получения диплома о среднем образовании поступил в Военный инженерно-технический университет на специальность «промышленное и гражданское строительство». А через четыре года перевелся в Санкт-Петербургский политехнический университет на кафедру возобновляемых источников энергии. На работу во ­ВНИИГ меня пригласили сразу же после защиты диплома. С меня институт и начал развивать новое для себя направление – проектное. Это была ответственная и одновременно интересная задача. Практически вся моя деятельность сосредоточилась на проектировании и выстраивании горизонтальных связей между научно-исследовательским и проектным блоками. 

ВЕРНОЕ РЕШЕНИЕ

– Вообще, для человека вашего поколения довольно нетипично хранить верность одному месту работы. Сейчас молодые люди стремятся попробовать себя в разных ипостасях, не боятся перемены мест и рода деятельности… 

– Кто-то всю жизнь ищет свое призвание. А в академической, довольно консервативной среде посвятить многие годы решению тех или иных научных и проектных задач в стенах одной и той же организации – скорее правило, чем исключение. Вот и я не стал исключением.

– Вы выбирали профессию в те времена, когда инженерные специальности утратили всяческий престиж. Все хотели стать юристами, экономистами… Что определило ваш выбор?

– Ну, я довольно рано понял, что гуманитарий из меня никакой. По складу я абсолютный технарь, и мне по душе поиск решений сложных, нестандартных инженерных задач. Поэтому мечтал получить такую специальность, чтобы что-то создавать собственными руками и в конечном итоге увидеть результат своего труда.

– То есть конъюнктура на рынке труда роли не сыграла?

– Даже наоборот. Конъюнктура – вещь преходящая; я понимал, что скоро наступит время, когда именно инженерные ­кадры станут востребованными. Так и произошло.

Наибольшую прибыль приносят научно-исследо­вательские услуги и инжиниринг. На их долю в структуре доходов института приходится около 70%».




ДЕЛО В ДЕНЬГАХ

– Возвращаясь к результатам труда, не могу не упомянуть проект Южно-Якутского гидроэнергокомплекса, над которым вы работали в качестве ГИПа. Еще 7–8 лет назад казалось, что разворот строительства Канкунской ГЭС не за горами… В какой стадии сейчас находится этот проект и есть ли надежда, что в обозримом будущем удастся увидеть его воплощенным в реальность? 

– Недавно правительство утвердило Стратегию развития электроэнергетики на период до 2030 года, в нее вошла и Канкунская ГЭС. Так что перспективы есть. Другое дело, что строительство крупных гидростанций – дело весьма затратное. И сейчас я вижу необходимость пересмотреть этот проект на предмет снижения капитальных затрат. Такая возможность существует с учетом новых технологий строительства, современных материалов и тесного взаимодействия в этом вопросе ученых и проектировщиков.

– Судя по средней заработной плате сотрудников ВНИИГ за прошедший год, институт крепко стоит на ногах. Какие проекты, если не секрет, приносят наибольшую финансовую отдачу?

– У нас несколько основных направлений деятельности. Первое – сопровождение строительства ГЭС. Второе – сопровождение эксплуатации гидроэнергетических объектов, причем не только русгидровских. Мы, например, предоставляем такие услуги для ТГК-1 и Иркутскэнерго. Третье, безусловно, – это научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Четвертое, весьма перспективное как в научном, так и в финансовом плане направление – это расчетное обоснование строительства объектов нефте- и газодобычи. Наш институт в разных ролях так или иначе участвовал в разработках всех сооружений на шельфе страны, и эта сфера деятельности должна в ближайшее время получить дальнейшее развитие. А если говорить о финансовых показателях, то наибольшую прибыль приносят научно-исследовательские услуги и инжиниринг. На их долю в структуре доходов института приходится около 70%. Доля научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, что радует, увеличивается год от года и сейчас составляет примерно 12%. Это, я считаю, вполне достойный результат. Особенно с учетом того, что все эти работы носят прикладной характер и тесно связаны с реальными задачами, которые решает наш институт на конкретных объектах энергетики.

КОНСЕРВАТИВНЫЙ ПОДХОД

– Трудно ли сочетать научную деятельность и обязанности, которые налагает руководство столь крупной научной организацией? 

– Пока 80% рабочего времени у меня занимают административные вопросы. Приходится вникать в такие новые направления, как экономика, финансы. Это, конечно, для меня ново, но необходимо и в то же время интересно. Всегда должно быть движение вперед, правда, теперь уже не как специалиста, а как администратора. Думаю, в скором времени научусь гармонично сочетать научную и руководящую работу. 

– Недавно ВНИИГ отметил 95-летний юбилей. А каким вы видите его будущее? Что хотели бы обязательно сохранить, а что – изменить?

– Своей историей ВНИИГ может гордиться по праву. Для меня как нового руководителя института это дополнительная ответственность. Сохранить нужно прежде всего коллектив, которому по плечу решение совершенно уникальных задач, и лабораторную базу. Планирую не только сохранить существующие, но и развить новые направления деятельности. Мы должны оперативно реагировать на все события, которые происходят в экономике страны и энергетике, обладать гибкой структурой. 

А что касается изменений, то я не сторонник кардинальных перемен. Считаю, что мы на правильном пути, и уверен: будущее ВНИИГ будет не менее славным, чем его прошлое.

Евгений Беллендир, возглавлявший ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева с 2003 года, теперь является генеральным директором «Института Гидропроект».





Беседовала Маргарита Мишина

Теги: #Интервью, #ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева