меню поиск email
№4, апрель 2019 - Деловой разговор

Ожидание не для нас

Якутскэнерго обслуживает территорию, занимающую 1/5 часть России. Протяжённость ЛЭП компании равна половине земного экватора, у неё больше всех в стране дизельных станций и станций ВИЭ. Природно-климатические условия сложнейшие – вечная мерзлота и годовые колебания температуры в 100 °C. О том, как живёт и развивается в таких условиях электроэнергетика, в интервью «Вестнику» рассказывает генеральный директор ПАО «Якутскэнерго» Александр Слоик.

Фото из архива пресс-службы Якутскэнерго
– Охарактеризуйте, пожалуйста, прошедший год. Каким он был для компании?

– 2018 год был напряжённым. Это связано с тем, что условия функцио­нирования компании, как и в предыдущий период, начиная примерно с 2014 года, меняются. Наблюдается рост цен на топливо, прежде всего дизельное, в меньшей степени – на газ. Продолжается выход потребителей Якутскэнерго на оптовый рынок. Как следствие – структура необходимой валовой выручки (НВВ) меняется не в лучшую сторону.

Кроме того, в 2018 году изменились технологические процессы как в генерации, так и в сетях. Мы достроили свайные заходы на подстанцию «Майя», и с 2 января этого года работаем в параллельном режиме с ОЭС Востока. 

Естественно, к этому событию мы готовились заранее – перенастраивали графики уставок, частотных разгрузок, противоаварийной автоматики. Всё это делалось в соответствии с требованиями Системного оператора и при его непосредственном участии. И конечно, мы готовили персонал для работы по продаже электрической энергии на оптовом рынке.

Хотел бы отметить ввод в эксплуатацию ветроэлектростанции в Тикси, которая является частью уникального ветродизельного комплекса (ВДК). Также мы построили несколько котельных и современных дизельных станций небольшой мощности.

Всех запланированных технико-экономических показателей мы достигли. По прибыли у нас показатели выше плана, также добились более существенной экономии в части условно­-постоянных затрат.

– Каковы первоочередные задачи на 2019 год и среднесрочную перспективу?

– Главное, что нам необходимо сделать в 2019 году, – отладить работу трёх наших электростанций на оптовом рынке, полноценно войти в него. Наш тариф для неценовой зоны оптового рынка мы изначально защищали в экстремально короткие сроки, и оптимальным его не назовёшь: часть наших затрат оказалась не учтена ни Федеральной антимонопольной службой, ни региональным регулятором. До 1 июля нам необходимо все взаимные расчёты, заявки и расходы, не учтённые в тарифе, привести в порядок. Второе – мы планируем дополнить ВЭУ в Тикси дизельной электростанцией. У нас будет три дизель-​генератора по 1 МВт каждый. Планируем, что завершится проектирование строительства ВЛ 110 кВ Сулгаччы – Амга. Из более долго­играющих проектов можно выделить строительство второй очереди Якутской ГРЭС‑2.
– Что даст сооружение второй очереди ГРЭС‑2 Якутии?

– Решение о строительстве Якутской ГРЭС‑2 принималось в целях замещения поэтапно выбывающих генерирующих мощностей ГРЭС‑1. К 2023 году её не будет. Часть тепловой нагрузки примет новая котельная на площадке ГРЭС‑1, мы как раз сейчас приступили к комплексным испытаниям этого объекта, остальное должна закрыть вторая очередь. Второй фактор – это прирост потребления в центральном энергорайоне. Исходя из этого был произведён расчёт установленной мощности ГРЭС‑2. Плюс новая современная станция – это снижение расходов на топливо, её киловатт-час и гигакалория будут обходиться дешевле.

– Каково состояние электросетевого комплекса региона и что надо сделать для повышения его надёжности в ближайшее время?

– Считаю, что восстановление электросетевого комплекса надо форсировать. Наше сетевое хозяйство включает 301 тысячу деревянных опор, из них 17% находится в критическом состоянии, 47% – в зоне повышенного внимания. Более половины опор требует замены либо целиком, либо отдельных элементов. По нашим оценкам, если двигаться в этом направлении неспешно, то надо примерно в 1,5 раза увеличить объёмы работ на линиях электропередачи по сравнению с текущим уровнем. А для быстрого восстановления, так, чтобы за 5–7 лет довести систему до высокого индекса технического состояния, нам надо объём работ увеличить в 2,5 раза.

Есть и другой аспект – необходимость повышения надёжности функционирования электросетевого комплекса. Например, у нас 28 подстанций запитаны по одноцепным линиям. На каждой такой линии подстанции располагаются в основном последовательно (от 4 до 10 штук), и если в «голове» линия откажет, то погаснет целый энергорайон. Программа повышения надёжности электро­сетевого комплекса достаточно капиталоёмкая. Сейчас мы находимся на этапе её согласования с РусГидро.

– Этот план, в случае согласования, пойдёт сверх уже утверждённой пятилетней инвестпрограммы?

– Утверждён инвестплан на 18 млрд рублей, он предполагает вложения как в сети, так и в генерацию. Программа развития электросетевого комплекса, о которой я только что сказал, оценивается в 50 млрд рублей – эта сумма необходима для доведения электросетей до нормативного состояния и удовлетворения всех заявок на подключение. Она позволит снять ограничения на выдачу запертой мощности, достроить вторые цепи, реконструировать раритетные линии и так далее.

– Достаточен ли уровень тарифов в регионе? Поможет ли учесть экономически обоснованные затраты перехода на долгосрочное регулирование?

– Уровень тарифов никогда не был достаточен в регионе по той простой причине, что у нас не решён вопрос перекрёстного субсидирования. В настоящее время действует механизм выравнивания тарифов до среднероссийского уровня, который позволил хотя бы частично снять проблему «перекрёстки». Экономика идёт по пути оздоровления, потребление электро­энергии, особенно у крупных предприя­тий, увеличивается.

Но и наши экономически обоснованные затраты растут, и не все они находят отражение в тарифе. В первую очередь страдает электросетевой комплекс, где надо в разы увеличивать объёмы инвестирования. Цены на основные материалы, которые используются для ремонта на линиях, растут на десятки процентов. Более того, многие из них для нас – дефицитные позиции. И мало, и возить далеко. Я уже говорил: по топливу рост цен постоянный.

Состав наших потребителей меняется каждый год, в 2019 году мы ожидаем выхода на оптовый рынок новой партии потребителей. Это повлечёт новое снижение нашего полезного отпуска, учитываемого в НВВ, и увеличение конечного тарифа. И чтобы говорить о каком-то стабильном, постоянном на протяжении 30 лет тарифе, надо иметь стабильные условия, которых у нас нет и не будет в ближайшее время.

– Якутскэнерго занимается проработкой схемы энергообеспечения посёлка Черский – в этом году там планируется поэтапный вывод из эксплуатации энергоблоков Билибинской АЭС. Какие есть варианты?

– Если бы мы в своё время попали в Федеральную программу развития электросетевого комплекса Магаданской области, то было бы оптимальным построить новую линию. Но сейчас это уже в прошлом, этой линии не будет. Так что принято решение строить дизельную станцию в Черском мощностью 4,8 МВт. Пока мы включили в инвестпрограмму её проектирование. Вопрос по источникам на строительство пока не решён.

– Расскажите, пожалуйста, о программе оптимизации локальной энергетики. Каковы её цели в цифрах?

– Эта республиканская программа зародилась в 2001 году. Её основная цель – ликвидация перекрёстного субсидирования между дизельной генерацией и всеми остальными видами генерации. Один из основных факторов, влияющих на размер субсидирования, – потребление дизельного топлива. В то время энергетика республики потребляла около 162 тысяч тонн дизельного топлива. За годы реализации этой программы мы сократили потребление до 77 тысяч тонн.

Как можно сокращать? За счёт модернизации дизельных станций, которая даёт снижение удельного расхода дизельного топлива на величину до 20%. За счёт развития сетей и присоединения к централизованной зоне децентрализованных потребителей. Можно дополнять ДЭС станциями ВИЭ, солнечными и ветровыми. Либо переводить дизельные электростанции на сырую нефть и генераторный газ, если это возможно.

Все эти варианты мы описали в чёткой комплексной программе, стоимость которой, в зависимости от сценария, находится в диапазоне от 12 до 36 млрд рублей, представили её в Минэнерго России. Пока решений никаких не принято. Ну а пока мы за счёт тарифных источников постепенно реализуем часть проектов в рамках своей инвестпрограммы.

– СЭС, проект в Тикси – Якутскэнерго активно развивает альтернативную генерацию. Расскажите, как принимаются решения о строительстве той или иной станции?

– Надо понимать, что ни один альтернативный источник никогда не работает без основного источника. То есть даже большие электростанции ВИЭ во всём мире всё равно включаются в десятки раз большие по мощности системы. Поэтому в нашем случае сами по себе альтернативные источники не используются без, например, дизельной станции. Максимум на одну треть всей структуры генерации можно иметь ВИЭ, а лучше – не больше 30% от максимальной нагрузки, которая существует в сети.

Это касается и солнечной энергетики в Якутии. Есть населённые пункты, где в летний период дизельную станцию просто выключают и уезжают. Зимой же, когда максимум нагрузок и нужна электрическая энергия, нет солнца, оно всегда за горизонтом. То есть при принятии решения о строительстве всегда надо соотноситься с привязкой к местности, к числу солнечных дней в году и, конечно, к потребителям.

Справка

Родился: 13 мая 1964 года в г. Кривой Рог Днепропетровской области.

Учился: Днепропетровский государственный университет, специаль­ность – «электронные вычислительные машины».

Работал: лаборантом ДГУ, программистом, директором компании «СофтБизнес». С 1993 по 2001 год – замгендиректора, исполнительный директор Новосибирского оловянного комбината. В якутской энергосистеме – с 2001 года.  Прошёл путь от главного бухгалтера до генерального директора Якутскэнерго (с 2017 года).

Награды: почётный работник энергетики Республики Саха (Якутия), заслуженный работник энерго­систем Востока «РАО ЭС Востока».
Депутат Государственного собрания Республики Саха (Якутия).



Марина Горкина

Теги: #Деловой разговор

Оцените статью: