меню поиск email
№2, февраль 2018 - В Мире

Сахалин Южного полушария

Как Тасмания стала раем для гидроэнергетиков

Два острова в заголовке имеют очень много схожих черт.

И на Сахалине, и на Тасмании – примерно по полмиллиона жителей. Самая высокая точка Сахалина – 1609 метров, Тасмании – 1617. Площадь Сахалина 76 тысяч километров, Тасмании – 68 тысяч километров. Сахалин опережает гринвичское время на 11 часов, Тасмания – на 10 зимой и на 11 летом. Южно-Сахалинск находится на 46 градусе северной широты и 142 градусе восточной долготы, Хобарт – на 42 градусе южной широты и 147 градусе все той же восточной долготы. Оба острова в девятнадцатом веке славились каторжными учреждениями. Правда, на Сахалине холоднее зимой. Зато Тасмания отделена от Австралии куда более широким Бассовым проливом – 240 км против 7 км пролива Невельского в случае Сахалина. 

В общем, множество схожих черт – и совершенно разная судьба с точки зрения гидроэнергетики. На Сахалине ГЭС нет (точнее, есть, но Ногликская ГЭС расшифровывается не как «гидро», а как «газовая электростанция»). Тасмания – это практически заповедник гидростроителей и гидроэнергетиков. Как же так вышло?

Не только дьявол

tassie-devil-2Slider.jpg

Тасманийский дьявол


Самым известным обитателем Тасмании является весьма злобное и шумное реликтовое млекопитающее – тасманийский дьявол. Тысячелетиями он жил обособленно, но индустриальная эпоха пришла и к нему.


Во второй половине XIX века на Тасмании находят большие залежи полезных ископаемых – главным образом рудных. Туда отправляются английские и валлийские шахтеры, а вместе с ними и инженеры. Один из них, валлиец Чарльз Сент-Джон Дэвид попадает в город Лонсестон, где уже идут разработки олова и золота. Он привозит на остров сразу две идеи: преобразования энергии воды в электричество и общественной собственности на генерирующие мощности. Три года работы, и в 1895 году Лонсестон получает электроэнергию от первой в южном полушарии ГЭС, принадлежащей городу. Первоначально ее мощность составляла всего 75 киловатт, но за 60 лет существования станция постоянно модернизировалась и закончила свое существование в 1955 году, имея мощность в 2 мегаватта.


duck_reach_photos_2.jpg

ГЭС Дак Рич, 1895 год.


К этому времени по всей Тасмании уже стояли десятки плотин. На острове в 1914 году был создан сперва гидроэлектрический департамент администрации, а в 1929 году – Гидроэлектрическая комиссия с большими полномочиями (по сути - госкомпания). Возить на остров уголь было далеко и дорого, зато рек с большим перепадом высот и значительной водностью здесь оказалось достаточно. Выбор в пользу гидроэнергетики был сделан, и, как выяснилось, навсегда.

Электрический Эрик

Если кого-то можно назвать «главным» в тасманийской энергетике, то скорее всего это Эрик Рис по прозвищу «Электрический Эрик». Родившись в небольшом городке, он сперва познал на собственном опыте, что такое безработица времен Великой депрессии, а затем – что такое работа в медной шахте. Там он вступил в профсоюз, затем в Лейбористскую партию, и в 1958 году стал премьер-министром острова с полномасштабной программой строительства ГЭС.


Особенностью тасманийского пути гидростроительства является принцип «лучше больше, да мельче». Вместо одной крупной станции здесь обычно строили несколько мелких, и растягивали строительство каскадов на годы. Например, каскад на реке Дервент был начат в 1934 году и в целом закончен к 1968 – это десять станций, крупнейшая из которых – Тангатина – имеет мощность 142 мегаватта.


tungatinah.jpg

ГЭС Тангатина, 1956 г. 


После завершения каскада Дервент гидростроители перебрались на другую реку – Мерси-Форт – и поставили там с 1968 года по 1973 еще семь станций (все – разной мощности, но неизменно с одним гидроагрегатом). Один из самых новых каскадов расположен на реке Пайман, где с 1982 по 1994 года были поставлены еще 4 станции (одну из них, мощностью 244 МВт, назвали в честь Эрика Риса; на ней аж 2 гидроагрегата).

Чем же занимались гидростроители с 1973 по 1982 год? Уж точно не сидели сложа руки. Но строительство каскада на реке Гордон стало для них одной большой головной болью.

Озеро становится водохранилищем

Рано или поздно гидроэнергетический рай на отдельно взятом острове должен был встретить мощного противника. Им оказался литовец Олегас Труханас, который прибыл на Тасманию после Второй Мировой войны и устроился работать на цинковую компанию. У него было увлечение – на каяке он путешествовал по малообследованным рекам и озерам острова, где фотографировал красоты природы. Мало-помалу он стал экологом, а став им, решил положить конец всевластью гидроэнергетиков.


Столкновения между гидроэнергетиками и экологами начались с озера Педдер. Этот небольшой естественный водоем имел охранный статус, но в 1967 году его сняли и решили при помощи трех плотин поднять уровень воды на 40 метров. Получившееся водохранилище имело бы объем почти три кубокилометра, а ГЭС Гордон – мощность 450 МВт при напоре 183 метра. Экологам это все не понравилось, а особенно их возмутила угроза, нависшая над местным эндемиком – земляным червем озера Педдер (и он действительно исчез, когда к 1977 году построили ГЭС и озеро стало водохранилищем).


Gordon_Dam(1).jpg

Плотина Гордон, 1977 г. 


Несмотря на то, что в том же 1972 году Труханас утонул в реке, он успел обратить внимание общественности Тасмании на проблему сохранения природы. Его смерть совпала с еще одним эпизодом, в котором экологи обвинили гидростроителей и лично Эрика Риса. Активистка Бренда Хин вместе с пилотом Максом Прайсом отправилась из Тасмании в Австралию на небольшом самолете, но скоро после взлета получила радио сообщение «Миссис Хин, не хотите ли искупаться?». А потом самолет действительно упал в воду и так и не был найден; подозревали саботаж.

Выбор створа на референдуме

Когда гидроэнергетическая комиссия в конце семидесятых оповестила общественность о проекте новой плотины на реке Гордон – на этот раз высотой 100 метров, экологи снова вышли протестовать. Снова были письма, марши, забастовки и даже мордобои, но закончились они неожиданно – пожалуй, впервые в мировой практике вопрос выбора створа ГЭС был вынесен на региональный референдум.


Вопрос, заданный народу Тасмании на этом референдуме 1981 года, звучит несколько непривычно для русского уха: «Гордон над Ольгой» или «Гордон под Франклином». И Ольга, и Франклин – названия рек; у народа спросили, где перекрывать реку Гордон – выше слияния с рекой Ольга или ниже слияния с рекой Франклин. Народ высказался за последний вариант, но почти 45% участников референдума вообще уклонились от выбора – то есть проголосовали против строительства вообще.


GRC-Gordon-Rv-Crz-08.jpg

Река Гордон славится своими естественными красотами.


Выиграв референдум, правительство острова затем проиграло на выборах. Лейбористы уступили место либералам, но последние тоже оказались сторонниками гидроэнергетики и решили все-таки начать строить ГЭС в варианте «Гордон под Франклином», в соответствии с волей большинства. Дело в том, что острову не хватало энергии, а смена правящей партии почему-то не приводит к выработке дополнительных мегаватт.

Истребители над стройплощадкой

Далее история развивалась анекдотично. Тасмания обладает значительным самоуправлением, но все-таки входит в состав Австралии. Поэтому остров волен принимать отнюдь не любые решения, что и было продемонстрировано ему в 1982. В Австралии к власти пришли лейбористы, в Тасмании – либералы; и они не могли согласиться ни в чем. Правительство Австралии решило вмешаться в вопрос строительства ГЭС, а именно запретить его. В этом ему помогала ЮНЕСКО, объявившая берега Гордона «территорией мирового природного наследия».


Тасмания встала на дыбы. Официально ее правительство заявило о закрытии проекта, но по сообщениям экологических активистов, шпионивших за гидростроителями, работы тем не менее велись. Дело дошло до суда, и в нем правительство Австралии добилось уже судебного запрета на строительство. Но правительство Тасмании кое-чему научилось у реликтового млекопитающего: умению прятаться. Работы продолжались в режиме строгой секретности.


В апреле 1983 года на базу ВВС Австралии поступил странный приказ. Истребители «Мираж» должны были выполнить разведывательный полет над местом предполагаемого строительства на реке Франклин. Доказательства незаконного продолжения работ были получены и предъявлены; стройка была остановлена. Австралия победила Тасманию и гидроэнергетиков, каскад ГЭС на реке Гордон по сей день состоит из единственной станции .

Явление Басслинка

Начало XXI века многое изменило в восприятии энергетики. Тридцать работающих ГЭС общей мощностью 2,6 ГВт на острове с полумиллионным населением – это теперь не минус Тасмании, а ее плюс. И этим плюсом решила воспользоваться континентальная Австралия, где рек меньше, а угля – больше.


Yallourn-3.jpg

Угольная станция Йолорн в континентальной Австралии, штат Виктория. Более 75% электроэнергии Австралии производят угольные станции, 2016-2017 годы.


В 2007 году было торжественно закончено строительство Басслинка – 250-километрового подводного кабеля постоянного тока по дну пролива Басса, связавшего энергосистемы Тасмании и Австралии. Переток по нему имеет суточный характер и составляет до 630 МВт. Это второй по протяженности подобный кабель после ЛЭП по дну Северного моря, связавшей Норвегию и Нидерланды.


Теперь Тасмания получила возможность помогать Австралии с суточными пиками энергопотребления – и получать за это деньги. С другой стороны, в случае засухи Тасмания получала возможность получать энергию от угольных энергоблоков Австралии – и платить за это деньги. Все выглядело весьма взаимовыгодным, пока не наступили десятые годы.

Жаркая зима 2015 года

А с ними пришло новое, затейливое правительство Австралии, которое решило помочь ВИЭ, немного задавив тепловую энергетику в пользу всей остальной. Тасмания сочла, что такая политика не может быть долгосрочной, и решила применить старую пословицу «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Два года ГЭС острова работали с повышенной загрузкой, деньги текли рекой, а уровень водохранилищ постепенно снижался.


Если бы после этого правительство Австралии просто вернулось к прежней политике, Тасмания оказалась бы в значительном денежном выигрыше. Но произошло иное: после двух лет целенаправленного снижения уровня водохранилищ наступила двухлетняя природная засуха, и уровень водохранилищ продолжал снижался - но уже вынужденно. Тут бы очень пригодилась помощь угольной энергетики Австралии, но в самый разгар засухи, жаркой зимой 2015-2016 года вышел из строя Басслинк. И Тасмания столкнулась с самым масштабным энергетическим кризисом за всю свою историю.


nkt-cable-laying-vessel-3.jpg

Специализированное кабельное судно «Иль де Ре», участвовавшее в ремонте Басслинка, 2016 г. 


Полгода, пока чинили Басслинк, Тасмания искала по всем мировым рынкам дизель-генераторы – и в общей сложности накупила их на 200 мегаватт. А еще она решила больше никогда не ставить в энергетике только на одну лошадь.

Заключение

Сахалин пока что не столкнулся с гидроэнергетикой, однако имеет все шансы для этого – подходящие реки там есть. Возможно, опыт Тасмании чем-то может пригодиться нашему острову. Но главный урок прост: хорошая энергетика всегда разнообразна.



Сергей Минаев, Фотографии: Зоопарк Аделаиды, Гидроэнергетическая комиссия Тасмании, Общество защиты дикой природы Тасмании, Википедия.

Теги: #В мире

Оцените статью: